Архивы категории: Статьи

Новая арена глобального противостояния

В неё США превращают Арктику, наращивая в этом геополитическом макрорегионе своё военное присутствие.

Администрация Джо Байдена с некоторой задержкой, но всё же обнародовала серию стратегий, которые определяют приоритетные направления государственной политики США в различных сферах. Одной из первых стала «Национальная стратегия США для Арктического региона», которая появилась даже раньше основополагающей «Стратегии национальной безопасности». Что за этим стоит и на что направлена новая арктическая стратегия? Эти и другие вопросы стали темой беседы нашего обозревателя с политологом Александром ПЕРЕНДЖИЕВЫМ, доцентом кафедры политологии и социологии РЭУ имени Г.В. Плеханова.

– Александр Николаевич, в последние годы Крайний Север превратился в поле геополитической конкуренции. Что вы скажете в этой связи?
– Действительно, этот до недавнего времени в общем-то периферийный в контексте мировой политики макрорегион буквально на глазах превращается в один из основных объектов повышенного внимания многих государств, а также крупнейших транснациональных корпораций. И тому есть объяснение.
Прежде всего, следует отметить набирающий силу процесс глобального потепления. Если раньше он ещё подвергался сомнению, то на примере быстрого таяния льдов в Арктике приобрёл вполне осязаемый характер. А значит, открывается доступ к огромным как по численности, так и по объёму, ресурсам Крайнего Севера.
Согласно опубликованным прогнозам, здесь находятся 90 млрд баррелей нефти, 47,3 трлн куб. м газа, 44 млрд баррелей газового конденсата. По зарубежным оценкам, это составляет более 25 процентов от мировых неразведанных запасов углеродов. К перспективным районам их добычи относят шельфы Восточно-Сибирского, Чукотского морей и моря Лаптевых. В будущем прилегающий к её территории арктический шельф может стать основным источником нефти и газа для России и для мирового рынка в целом.
Кроме того, в Арктическом макрорегионе находятся в огромных количествах такие полезные ископаемые, как уголь, апатитовый концентрат, никель, кобальт, медь, вольфрам, платиноиды, олово, ртуть, золото, серебро, алмазы, марганец, хром, титан и другие. В краткосрочной перспективе многие полезные ископаемые можно уже будет добывать открытым способом, из-за таяния льдов. В северных морях находится более 150 видов рыб, в том числе важнейшие для рыбного промысла треска, сельдь, пикша, камбала.
Можно и далее продолжать перечислять природные богатства Арктики. Однако не только ими определяется значение этого региона и рост конкуренции в нём. Здесь ещё пролегает Северный морской путь (СМП), который представляет собой кратчайшую дорогу из Азии в Европу. Так, например, путь через Суэц из Кореи в Англию имеет протяжённость свыше 23 тысяч километров, а та же дорога через СМП составит только свыше 14 тысяч. Это не только сокращает время переброски грузов, но и значительно удешевляет их.
И наконец, следует подчеркнуть, что на сегодня нет ни одного международного документа, который бы определял правовой статус Арктики. Существует лишь Конвенция по морскому праву, согласно которой у берегов каждой из стран есть 12-мильная зона, которая признаётся суверенными территориальными водами. Следующие 200 миль – исключительная экономическая зона со свободным судоходством, в пределах которой государство получает контроль над природными ресурсами.
Всё это вкупе и вызывает рост конкуренции в Арктике, которая всё более превращает регион в арену глобального противостояния, имеющего и военное измерение.
– И тон в этом задают Соединённые Штаты, которые уже неприкрыто заявляют, что их не устраивает существующий расклад сил в северных широтах. По сути, они стремятся изменить его в свою пользу…
– Совершенно верно. И свидетельством разыгравшегося аппетита Вашингтона можно считать новую «Национальную стратегию США для Арктического региона», которую Джо Байден утвердил 7 октября этого года. Стратегия рассчитана на десять лет. Основное внимание в ней уделено сдерживанию России и Китая в Арктике по четырём направлениям: безопасность, устойчивое экономическое развитие, международное сотрудничество, изменение климата.
Согласно этой стратегии, США намерены лишить нашу страну по максимуму доступа к освоению ресурсов Северного Ледовитого океана и его морей, с одновременным взятием их под свой контроль, либо контроль своих ближайших союзников по НАТО – Канады, Исландии, Дании, Великобритании, Норвегии. Речь идёт и о контроле над Северным морским путём. Официальный Вашингтон пока говорит о международном контроле, фактически это будет американский контроль.
Для США сейчас важно как можно дольше отвлекать внимание Москвы от Арктики. Затягивание киевскими властями вооружённого противостояния позволяет американской стороне рассчитывать на истощение ресурсов РФ, чтобы затем воспользоваться новым соотношением сил в своих интересах и продавить уступки по правовому статусу СМП.
– Какие конкретные шаги предпринимает Америка в плане реализации своей стратегии?
– Прежде всего, необходимо отметить, что администрация Байдена намерена наращивать американское присутствие в этом регионе. В этой связи ставка делается на усиление группировки боевой авиации, а вместе с ней аэродромов, РЛС, систем ПВО/ПРО. Намечено модернизировать командование воздушно-космической обороны Северной Америки (NORAD), расширить арктическую телекоммуникационную инфраструктуру, включая широкополосную связь и 5G. Укрепится ледокольный флот, что поможет поддерживать постоянное присутствие США в Арктике. Построят порт с глубокой осадкой в городе Номе на западе Аляски, а также несколько более мелких портов.
Новая стратегия предполагает, что США будут продолжать расширять свою военную деятельность в Арктике, в том числе посредством проведения регулярных учений совместно с партнёрами по НАТО.

Новая стратегия предполагает, что США будут продолжать расширять свою военную деятельность в Арктике

– В план противоборства с Россией вовлечены и страны Северной Европы. Какая им отводится роль?
– Они должны стать этаким ядром формирующегося «Северо-Ледовитого альянса» – пока это мой условный термин. Именно в этих целях Швецию и Финляндию втягивают в НАТО. При этом вполне возможно, что Вашингтон совместно с Лондоном, Осло, Стокгольмом и Хельсинки попытаются создать суперсеверные газовые потоки, организовав добычу газового конденсата в Северном Ледовитом океане.
В американских замыслах превратить Великобританию в газовый хаб с созданием его филиалов в Норвегии, Швеции и Финляндии. Это даст возможность сформировать геоэкономические инструменты управления Европой со стороны англосаксов. Сразу скажу, что это пока только моё предположение. Однако оно даёт по-другому взглянуть на подрыв «Северных потоков», а также нежелание Турции видеть в составе НАТО Швецию и Финляндию. То есть в Анкаре больше опасаются ущемления своих экономических интересов вследствие переконфигурации системы ключевых магистральных газопроводов в Европу, чем поддержкой скандинавами ряда курдских радикальных организаций.
– Как Россия должна реагировать на усиление активности США и других стран в Арктическом регионе?
– Наше государство уже давно реагирует на эти вызовы и угрозы. Во-первых, сформирована соответствующая система государственного управления. Создано Министерство по развитию Дальнего Востока и Арктики на базе бывшего Минвостокразвития, с 2015 года осуществляет свою деятельность Государственная комиссия по вопросам развития Арктики. В составе Совета Безопасности РФ в августе 2020 года появилась межведомственная комиссия по вопросам обеспечения национальных интересов РФ в Арктике. Во-вторых, укрепляются оборонные возможности России в Арктике. В-третьих, формируется инфраструктура вдоль берегов Северного морского пути, островов северных морей и даже внутри самого Северного Ледовитого океана.
– Одним из звеньев этой цепи, думаю, стала и новая Морская доктрина, которую Президент России утвердил 31 июля 2022 года.
– Безусловно. Среди национальных интересов Российской Федерации в Мировом океане этой доктриной, процитирую, определены такие, как «развитие Арктической зоны Российской Федерации как стратегической ресурсной базы и её рациональное использование, включая полномасштабное освоение континентального шельфа Российской Федерации за пределами 200-мильной исключительной экономической зоны Российской Федерации после закрепления его внешней границы в соответствии со статьёй 76 Конвенции Организации Объединённых Наций по морскому праву от 10 декабря 1982 года; развитие Северного морского пути в качестве национальной транспортной коммуникации, конкурентоспособной на мировом рынке».
Также к жизненно важным районам (зонам) обеспечения национальных интересов Российской Федерации в Мировом океане Морская доктрина относит Арктический бассейн, прилегающий к побережью Российской Федерации, включая акваторию Северного морского пути.
К основным вызовам и угрозам национальной безопасности и устойчивому развитию Российской Федерации, связанными с Мировым океаном, отнесены усилия ряда государств, предпринимаемые в целях ослабления контроля Российской Федерации над Северным морским путём, наращивание иностранного военно-морского присутствия в Арктике, возрастание конфликтного потенциала в этом регионе. «Ряд государств» – это как раз те державы, о которых мы с вами вели речь. Словом, англосаксы…
– Несмотря на географическую удалённость, наблюдается растущий интерес к Арктике и со стороны Китая.
– Действительно, Китай не является государством, каким-либо образом имеющим отношение к Крайнему Северу. Тем не менее он стремится к укреплению своего присутствия в Арктике. Оно носит, насколько я могу судить, исключительно мирный характер. Это находит проявление и в том, что Китай вступил в качестве наблюдателя в Арктический совет – организацию, которая по статусу должна играть значительную роль в принятии решений, связанных с деятельностью в регионе. Поднебесная также вкладывает немалые инвестиции в освоении арктических ресурсов. Наша страна заинтересована в такой деятельности Пекина, так как позволяет развивать российско-китайское экономическое и научное сотрудничество в обоюдных ин­тересах.
Вашингтон это не устраивает. Не случайно новая арктическая стратегия США не признает Китай «приарктическим государством», а классифицируют его как неарктическую страну. При этом в документе подчёркивается необходимость принятия решительных мер по сдерживанию КНР в Арктическом регионе. По оценке Пекина, США политизируют деятельность Китая и России в Арктике и используют усиление конкуренции в качестве предлога в попытках установить контроль над регионом, видя его всё более заметную экономическую и военную ценность.
– На ваш взгляд, как будут развиваться события в Арктическом макрорегионе?
– Уверен, что Российской Федерации удастся удержать в своих руках необходимые для её развития арктические ресурсы и Северный морской путь. Перефразируя хорошо известную фразу великого русского учёного М.В. Ломоносова, могу сказать: «Богатство России будет Арктикой прирастать».

Достоверно, своевременно, прозорливо

5 ноября – День военного разведчика

Советская военная разведка сыграла чрезвычайно важную роль в период Карибского кризиса 1962 года.

60 лет назад в Западном полушарии происходили драматические события, известные как Карибский кризис (16 октября – 28 октября 1962 г.). Рассекреченные Министерством обороны РФ в 1992–1993 и в 2017 году некоторые архивные документы раскрывают многие ранее неизвестные страницы истории возникновения и урегулирования Карибского кризиса. Содержащаяся в них информация позволяет по-новому оценить вклад советской военной разведки в разрешение одного из самых напряжённых военно-политических кризисов XX века, установить новые исторические факты об агрессивной политике и тайных замыслах США в отношении Кубы, о которых докладывали в Центр советские военные разведчики с территории ряда иностранных государств.

Накануне
23 апреля 1961 – 12 октября 1962 года.

Отношения между Советским Союзом и США к началу 1960-х годов достигли высокой степени обострения, а их дипломатическое и военное противостояние в период Карибского кризиса приобрело угрозу применения ядерного оружия с непредсказуемыми последствиями для обеих сторон и всего мира. Основные причины возникновения Карибского кризиса хорошо известны. Тем не менее, учитывая вновь открывшиеся архивные документы, уместно их перечислить:
• агрессивная политика США в отношении Кубы;
•после победы кубинской революции в 1959 году постоянное дипломатическое, военное и экономическое давление на руководство Кубы;
• попытки США силой свергнуть правительство Фиделя Кастро;
• развёртывание в 1961 году на европейском театре военных действий американского ядерного оружия, включая баллистические ракеты средней дальности «Юпитер» в Турции, для применения против СССР;
• размещение на Кубе в 1962 году группы советского войск (ГСВК), в состав которой была включена 51-я сводная ракетная дивизия и другие части с ядерным вооружением, в качестве ответной меры и для защиты её суверенитета (операция «Анадырь»).
Разработка операции «Анадырь» и её осуществление после получения согласия кубинской стороны проводили в обстановке строгой секретности. Начальник Главного разведывательного управления Генерального штаба Вооружённых Сил СССР генерал армии И.А. Серов должен был своевременно информировать Первого секретаря ЦК КПСС, Председателя Совета министров СССР Н.С. Хрущёва о любых сведениях, которые могли бы прямо или косвенно свидетельствовать о том, что американской разведке стало известно о переброске советских войск на Кубу.
Следует подчеркнуть, что Куба не представляла военной угрозы для США, однако, по оценке американского руководства, она реально подрывала национальные интересы безопасности Соединённых Штатов в Латинской Америке, демонстрируя пример антиамериканской модели государственного устройства в Западном полушарии. Администрация США задействовала различные меры силового характера против Кубы, использовала подготовленные Центральным разведывательным управлением отряды кубинской контрреволюции в попытках осуществить государственный переворот в соответствии с секретным планом операции «Плутон».
Кроме того, ЦРУ проводило многочисленные акции, направленные на физическое устранение лидера кубинской революции Ф. Кастро. При этом не исключалось непосредственное использование вооружённых сил США для оказания поддержки созданным воинским формированиям кубинской контрреволюции, велась интенсивная подготовка к их возможному применению в ходе высадки десанта в бухте Кочинос.
В столь неблагоприятной для СССР военно-политической обстановке, характеризующейся постоянным нарастанием военной угрозы со стороны США, чрезвычайно важную роль сыграла советская военная разведка, обеспечивая партийно-политическое и военное руководство государства необходимой разведывательной информацией. Её силы и средства действовали разносторонне. Они были нацелены:
• на вскрытие характера деятельности вооружённых сил США в различных регионах мира, а также объединённых вооружённых сил Организации Североатлантического договора в Европе;
• выявление намерений и планов военно-политического руководства США, их союзников по НАТО, других государств в отношении Кубы;
• освещение военной и военно-политической обстановки вокруг Кубы.

21 октября в Москву от источников поступила информация, что под прикрытием учений десантных сил США стали наращивать группировку сил в районе Карибского моря

Имеющиеся рассекреченные документы свидетельствуют, что уже в апреле 1961 года руководству Министерства обороны СССР и Генерального штаба на основе поступавшей от военной разведки достоверной информации были известны ближайшие планы правительства США и Пентагона «взять курс на тщательную, активную подготовку контрреволюционного мятежа на Кубе, для чего осуществить под руководством министерства обороны [США] планомерную заброску… террористических и диверсионных групп, оружия, боеприпасов…», а также об организации «тотальной блокады» Кубы под предлогом воспрепятствования «потоку советского оружия» на Кубу как «угрозе делу мира в Западном полушарии».
Кроме того, в поступившей в том же месяце от военной разведки информации сообщалось: «…Правительство США не остановится перед прямой военной интервенцией американских войск на Кубу. В настоящее время Пентагон разрабатывает несколько вариантов ликвидации существующего на Кубе режима, включая террористический акт против Кастро».
Информация была направлена членам Президиума ЦК КПСС, министру обороны СССР Маршалу Советского Союза Р.Я. Малиновскому и первому заместителю министра обороны СССР – главнокомандующему Объединёнными вооружёнными силами государств – участников Варшавского договора Маршалу Советского Союза А.А. Гречко.

И.А. СЕРОВ.
И.А. СЕРОВ.

Одновременно тревожная разведывательная информация поступала из некоторых государств Латинской Америки. Так, 15 мая 1961 года генерал армии И.А. Серов получил донесение, в котором, в частности, сообщалось: «Под руководством американцев идёт усиленная подготовка к повторной интервенции на Кубу, в которую вовлекаются правительства большинства стран Латинской Америки, церковь, пресса… Всё это сопровождается активизацией антикоммунистической пропаганды, антисоветской кампании».

С 1 по 31 октября 1962 года в Центр было направлено 268 донесений по развитию обстановки в Карибском бассейне, США, на Кубе и в ряде стран Латинской Америки

Также перечислялись элементы подготовки американской интервенции на Кубу, в том числе:
• усиление моральной и финансовой поддержи кубинской контрреволюции со стороны США и латиноамериканских реакционных сил;
• решение США о создании специальной школы в зоне Панамского залива для обучения латиноамериканцев методам партизанской войны;
• сооружение военно-воздушной базы в Пуэрто-Кабесас на атлантическом побережье Никарагуа с целью подготовки и высадки десанта на Кубу и др.
На следующий день эта важная информация была предоставлена министру обороны СССР, начальнику Генерального штаба и секретарю Совета обороны СССР.
Одновременно военная разведка в структуре Министерства обороны СССР решала, казалось бы, несвойственную ей задачу – непосредственно участвовала в политико-дипломатическом урегулировании серьёзно осложнившихся советско-американских отношений, приняв предложение американцев об установлении неофициального канала связи между руководителями СССР и США с целью поиска взаимоприемлемых решений сложных проблем стратегического масштаба в советско-американских отношениях при реальной угрозе мировой войны.
Тем временем в Центр продолжали поступать донесения от военных разведчиков, содержавшие тревожные сведения о складывавшейся обстановке вокруг Кубы. Только в течение 30 августа – 2 сентября 1962 года из Гаваны было получено четыре телеграммы.
В первой из них сообщались предлагаемые отдельными американскими сенаторами и средствами массовой информации меры по отношению к Кубе:
«…3. По отношению к Кубе в связи с наличием иностранных войск и техники необходимо применить доктрину Монро и договор Рио-де-Жанейро об обеспечении взаимной безопасности как юридической основы для совершения агрессии.

Агрессию нужно совершить как можно раньше…

Воспользоваться предлогом наличия советских войск на Кубе и уничтожить революционное кубинское правительство».
Во второй и третьей телеграммах докладывалась ещё более тревожная информация: «Правительство Кубы… считает, что Куба может подвергнуться агрессии со стороны США… В ночь с 29 на 30 августа на Кубе в районе Эскамбрай высадилось до 100 человек внешней контрреволюции. Фидель Кастро выехал в этот район для руководства по ликвидации высадившейся группы».
Также сообщалось, что кубинская армия и флот в связи с возможной американской агрессией переведены на казарменное положение.
Наконец, в телеграмме, полученной 2 сентября, докладывалась информация о том, что правительство США отдало приказ своим вооружённым силам об открытии ответного огня по кубинским кораблям и самолётам, в случае если они будут обстреливать транспортные средства США, и что, по информации правительства США, «в ближайшее время в Карибском бассейне произойдут серьёзные события, если правительство Кастро не образумится».
Телеграммы были доложены высшему военному руководству, а о содержании телеграммы от 2 сентября, кроме того, – членам Президиума ЦК КПСС. Столь высокий уровень партийной инстанции, для которой была предоставлена разведывательная информация, свидетельствовал о том, что в ближайшее время обстановка в Карибском бассейне по вине США может выйти из-под контроля и её дальнейшее развитие будет сложно прогнозировать.
В течение сентября 1962 года США продолжили предпринимать шаги по дальнейшей эскалации обстановки вокруг Кубы, в том числе оказывали мощное политико-дипломатическое давление на другие латиноамериканские государства с целью вовлечь их в антикубинскую кампанию. Так, в поступившей из Гаваны разведывательной информации сообщалось о том, что общее количество кубинской внешней контрреволюции, подготовленной в военном отношении, ориентировочно составляет 26 тысяч человек, из них 23 тысячи дислоцируются в Гондурасе и 3 тысячи – в Гватемале. Также отмечалось, что США оказывают сильное давление на правительство Уругвая, для того чтобы эта страна разорвала дипломатические отношения с Кубой.
15 сентября 1962 года сотрудник советской военной разведки доложил из Вашингтона о том, что сенат конгресса США в ответ на обращение президента Дж. Кеннеди единогласно одобрил закон, предоставлявший президенту США право призвать 150 тысяч резервистов и задерживать на службе подлежащих увольнению военнослужащих на срок до 12 месяцев, если этого потребует развитие обстановки на Кубе. Кроме того, сообщалось о том, что министерство обороны США разрешило приступить к вербовке добровольцев в сухопутные войска из числа кубинских эмигрантов.
Через неделю советскому руководству от военной разведки стало известно о том, что военные корабли, самолёты ВМС США, американские официальные лица и агентура установили круглосуточное наблюдение за Кубой и европейскими портами с целью выявления судов, следующих на Кубу, и что ВМС США находятся в готовности проводить ещё более жёсткий контроль, если получат соответствующие указания. Вся добытая информация была также доложена начальнику Генерального штаба Маршалу Советского Союза М.В. Захарову.
Донесения от советских военных разведчиков в это тревожное время поступали из разных латиноамериканских государств. В них отмечалась одна и та же тенденция – эскалация по вине США напряжённости вокруг Кубы, тайная подготовка американцами свержения кубинского правительства, сопровождавшаяся антисоветской пропагандой.
В частности, подчёркивалось, что в связи с новой кампанией, предпринятой США по подготовке агрессии против Кубы, аргентинские газеты начали помещать большое количество материалов клеветнического характера, где доказывалась необходимость разделаться с революционным кубинским правительством. Утверждалось, что Куба, которая уже с 1959 года активно экспортирует коммунизм в страны Латинской Америки, в последние месяцы превратилась в базу подготовки прямой советской агрессии против американского континента.
Полицией производились аресты лиц, которые распространяли литературу в защиту Кубы.
Налицо была заранее спланированная, хорошо подготовленная широкомасштабная информационная кампания США, в том числе на территории Аргентины, направленная против кубинского революционного правительства. Была очевидна цель этой кампании – сформировать антикубинское общественное мнение среди аргентинцев и тем самым подготовить его для позитивного восприятия планируемого Соединёнными Штатами нападения на Кубу.
Учитывая особую важность полученной информации, она была оперативно доложена высшему советскому военно-политическому руководству.
Наконец, 12 октября, то есть за три дня до начала острой фазы кризиса, от военных разведчиков поступила информация о том, что кубинская контрреволюция располагает контингентом приблизительно в 12 тысяч человек, подготовленных для вторжения на Кубу, из них в Гондурасе – 1,5 тысячи, в Гватемале – 6 тысяч человек, в Никарагуа – 2 тысячи и 12 реактивных бомбардировщиков, в зоне Панамского канала – 2 тысячи человек.
Таким образом, в течение 23 апреля 1961 года – 12 октября 1962, накануне Карибского кризиса, от сотрудников советской военной разведки из разных стран в Центр регулярно поступала достоверная разведывательная информация об агрессивной политике США по отношению к Кубе, в том числе о тайных замыслах американского правительства по свержению кубинского революционного правительства силами кубинской контрреволюции, подготовленными на территории некоторых центральноамериканских государств.

Дж. Кеннеди беседует с начальником штаба ВВС США и лётчиками, совершавшими разведполёты над Кубой в октябре 1962 г.
Дж. Кеннеди беседует с начальником штаба ВВС США и лётчиками, совершавшими разведполёты над Кубой в октябре 1962 г.

 

На грани ядерной войны
23 октября – 4 ноября 1962 года


В ходе эскалации и кульминации Карибского кризиса, а также после его окончания советская военная разведка в круглосуточном режиме продолжала оценивать серьёзно осложнившуюся обстановку вокруг Республики Куба, отслеживая попытки правительства США осуществить государственный переворот на Кубе силами кубинской контрреволюции.
Несмотря на все меры, принимаемые советской стороной по скрытному проведению операции «Анадырь», воздушной разведке США 14 октября удалось зафиксировать строительство на острове стартовых позиций баллистических ракет средней дальности Р-12. Через два дня, 16 октября, результаты аэрофотосъёмки с разведывательного самолёта U-2 были доложены президенту США Дж. Кеннеди.
С получением американцами этой разведывательной информации военно-политическая обстановка вокруг Кубы и в мире в целом резко осложнилась. Вооружённые силы США и объединённые вооружённые силы НАТО были приведены в повышенную боевую готовность. 21 октября в Москву от источников советской военной разведки поступила информация о том, что под прикрытием учений десантных сил Атлантического флота США стали наращивать группировку сил в районе Карибского моря.
22 октября президент США выступил с заявлением по радио и телевидению, в ходе которого объявил о введении морской блокады острова. Для её осуществления у побережья Кубы к 23 октября была сосредоточена группировка из 180 кораблей ВМС США с 95 тысячами военнослужащих.
В тот же день Дж. Кеннеди подписал два важнейших документа, существенно осложнявших и без того напряжённую обстановку в регионе: указ «О воспрещении доставки наступательного оружия на Кубу» и директиву № 3504 о введении с 24 октября карантина вокруг Кубы. Для выполнения директивы были привлечены ВМС и ВВС США, что, по сути, означало установление не только военно-морской, но и военно-воздушной блокады острова.
В этих условиях военные разведчики, действовавшие в регионе, продолжали своевременно направлять в Центр важные сведения. Так, уже 23 октября была получена информация из Вашингтона о том, что после выступления президента Кеннеди 45 кораблей ВМС США с 20 тысячами военнослужащих были направлены в заранее намеченные пункты для проведения мероприятий, изложенных в выступлении президента по поводу кубинских событий. Было объявлено о переброске в район Ки-Уэст (штат Флорида) 14 подводных лодок, 13 эсминцев.
Тогда же Центр получил разведывательную информацию с Кубы о принятых Ф. Кастро мерах в связи с заявлением Дж. Кеннеди, в том числе об объявлении боевой тревоги в вооружённых силах Кубы, всеобщей мобилизации в стране, требовании созыва Совета Безопасности ООН через СССР с обсуждением вопроса об агрессии США в отношении Кубы. Из донесения следовал важный вывод: у кубинского руководства не было никакой растерянности в связи с возможной агрессией со стороны США, напротив, оно проявляло решительность в отстаивании своих национальных интересов, в том числе с военной помощью со стороны СССР.
Полученная информация также была доложена руководству Советского государства, которое реально оценивало складывающуюся вокруг Кубы обстановку. Оно хорошо понимало, что в любой момент ситуация могла выйти из-под контроля и начать развиваться по непрогнозируемому сценарию.
Остроту текущего момента осознавали как в Главном разведывательном управлении Генерального штаба, так и его сотрудники за рубежом. Поэтому цена достоверной, своевременной разведывательной информации в эти тревожные дни многократно возросла.

Уже на следующий день, 24 октября, из Гаваны поступило донесение, в котором сообщалось о приведении в боевую готовность подразделений и частей вооружённых сил США на полуострове Флорида и в Карибской зоне. А также о том, что одновременно вводилось состояние готовности DEFCON 3 для всех средств связи, личного состава на полигоне, расположенном на базе ВВС Кейп-Канаверал, и для контрольных радиостанций на островах Большой Багама, Эльютера, Сан-Сальвадор, Гранд-Терк, Майягуана и Ист-Айленд. При этом отмечалось, что введение указанного состояния боевой готовности на полигоне было впервые.
В то же время в Центр было направлено срочное донесение, в котором, в частности, сообщалось о том, что в США уверены, что на Кубе имеются советские ракеты среднего радиуса действия; администрация Кеннеди готова пойти на компромиссное урегулирование противоречий; президент США предлагает привлечь к урегулированию кризиса наблюдателей ООН и просит на это время приостановить продвижение новых советских судов с вооружением к берегам Кубы.

Шифртелеграмма из Гаваны, 24 октября 1962 г.
Шифртелеграмма из Гаваны, 24 октября 1962 г.

Между тем обстановка вокруг Кубы по причине целенаправленных деструктивных действий США продолжала осложняться, о чём военная разведка незамедлительно докладывала в Москву. Было доложено в том числе о том, что в Центральной Америке подготовлен первый эшелон вторжения на Кубу, который в ближайшие часы выйдет в море. Порученная информация относилась к категории особой важности, поэтому было подготовлено специальное сообщение для Р.Я. Малиновского, М.В. Захарова, А.А. Гречко и А.А. Епишева.
Обстановка была накалена до предела. Об этом свидетельствует тот факт, что на следующий день в Центр поступили десятки внеочередных и срочных донесений из ряда государств. Все они были посвящены одной теме – подготовке вооружённых сил США к вторжению на Кубу.
Некоторые из поступивших в Центр донесений заслуживают внимания. Так, во внеочередной телеграмме, полученной из Вашингтона в 6 час. 45 мин. по московскому времени, сообщалось:
«…В ближайшее время можно ожидать американского вторжения на Кубу под предлогом ликвидации якобы имеющихся там ракетных баз… Все иностранные военные дипломаты в беседе с нашими сотрудниками выражают уверенность, что американцы используют создавшееся положение для вторжения… продолжается сосредоточение войск во Флориде, куда беспрерывно пребывают новые воинские части и техника…»
Спустя 70 минут пришла внеочередная телеграмма из Гаваны:
«…1. После заявления представителя госдепартамента следует ожидать предъявления ультиматума Кубе со стороны США. Ультиматум Кубой будет отвергнут. Вслед за этим следует ожидать вторжения в течение 48 часов.

2. Первый этап – морская блокада и второй – вторжение американцами планировались заранее…

3. Следует полагать, что бомбовые удары будут нанесены в первую очередь по объектам Павлова [псевдоним командующего ГСВК генерала армии И.А. Плиева]…»

Далее отмечалось, что согласно указаниям Ф. Кастро кубинские средства ПВО обязаны с 27 октября открывать огонь по самолётам США, нарушающим территорию.
Судя по содержанию поступавших донесений, напряжение достигло апогея, в любое время могло начаться военное вторжение на Кубу.

В 11 час. 15 мин. того же 27 октября поступило донесение из Вашингтона, в котором сообщалось, что США не допустят «советского проникновения» в Западное полушарие. Если советские корабли не подчинятся досмотру, то они будут потоплены. Также сообщалось, что США намерены до конца проводить изложенную американским президентом политику, не идя ни на какие компромиссные решения.
О содержании полученных донесений в тот же день было доложено Р.Я. Малиновскому, М.В. Захарову, А.А. Гречко и А.А. Епишеву.
Обстановка резко усугубилась тем, что в тот же день над Кубой был сбит американский самолёт-разведчик U-2, о чём был немедленно проинформирован президент США Дж. Кеннеди. На следующий день он уже собирался обратиться к нации: «С тяжёлым сердцем вынужден объявить о том, что я отдал приказ, и американские военно-воздушные силы его уже выполняют, о военной операции с целью предотвращения дальнейшего сосредоточения на Кубе ядерного оружия…»
Мир находился на грани ядерной войны.
Картина исторических событий и фактов по состоянию на 27 октября 1962 года отчётливо вырисовывалась на основе поступавшей в Центр разведывательной информации и в концентрированном виде была отражена в докладе начальнику Генерального штаба. Она свидетельствовала о том, что в любой момент США могли начать вторжение на Кубу и нанести воздушный удар по советскому военному контингенту на острове.
Но удара, к счастью, не последовало. 27 октября Дж. Кеннеди в ответ на полученные от Н.С. Хрущёва днём ранее два послания сообщил советскому лидеру о готовности США и стран Западного полушария дать заверение о том, что вторжения на Кубу не будет при условии демонтажа советских ядерных ракет.
Итогом советско-американских контактов на высшем уровне, в том числе с задействованием неофициального канала связи по линии советской военной разведки, между лидерами двух государств стал обмен заявлениями Н.С. Хрущёва и Дж. Кеннеди 28 октября по национальному радио СССР и США соответственно.
В тот же день в Нью-Йорке начались советско-американские переговоры при участии представителей Кубы и Генерального секретаря ООН, которые завершили Карибский кризис соответствующими обязательствами сторон.
Советские ракеты с ядерными боеголовками и бомбардировщики Ил-28 в первой половине ноября – декабре 1962 года были выведены с территории Кубы, а американцы дали гарантию не осуществлять военное вторжение на Кубу, сняли введённую 23 октября блокаду острова и к 1 апреля 1963 года демонтировали свою ракетную базу в Турции. Операция «Анадырь» была завершена.
Таким образом, советская военная разведка внесла значительный вклад в урегулирование Карибского кризиса. Документально установлено, что с 1 по 31 октября 1962 года её сотрудниками, действовавшими в разных странах, было направлено в Центр 268 донесений по развитию обстановки в Карибском бассейне, США, на Кубе и в ряде стран Латинской Америки. Ежедневно в среднем поступало до 10 информационных сообщений.
В них своевременно и достоверно освещались мероприятия правительства и командования вооружённых сил США, направленные на организацию военно-морской и военно-воздушной блокады Кубы, подготовку тайной операции по военному вторжению на остров и нанесения воздушного удара по Группе советских войск на Кубе.
Наиболее важные из поступавших в Центр донесений докладывались Первому секретарю ЦК КПСС, Председателю Совета министров СССР Н.С. Хрущёву, членам Президиума ЦК КПСС, министру обороны СССР Р.Я. Малиновскому, начальнику Генерального штаба – первому заместителю министра обороны СССР М.В. Захарову, первому заместителю министра обороны СССР – главнокомандующему Объединёнными вооружёнными силами государств – участников Варшавского Договора А.А. Гречко, начальнику Главного оперативного управления – заместителю начальника Генерального штаба ВС СССР и секретарю Совета безопасности СССР генерал-полковнику С.П. Иванову, а также министру иностранных дел А.А. Громыко и его первому заместителю В.В. Кузнецову.
Предоставляемая в круглосуточном режиме разведывательная информация использовалась в целях оценки вероятности, масштаба и сроков вторжения вооружённых сил США на территорию Кубы и нанесения воздушного удара по находившейся на острове группировке советских войск, позволяла принимать обоснованные, адекватные складывавшейся обстановке решения в ходе развития кризиса.
Как показали дальнейшие события, эти решения оказались правильными. В результате был разрешён Карибский кризис и обеспечена относительная стратегическая стабильность в мире на десятилетия вперёд.